В минувшую субботу, 9 апреля, депутат Государственной Думы Николай Панков ответил на вопросы ряда саратовских журналистов. Они касались различных тем, большинство возникли в результате важных событий, произошедших в Саратовской области на прошлой неделе. Депутат не только рассказал о таких социально важных проблемах, как ремонт дорог, развитие мелиорации, но и затронул острые темы, связанные с деятельностью саратовских журналистов, отдельных изданий и некоторых чиновников. 

Журналистов телеканала «Саратов 24» интересовали проблемы дорожного фонда Саратовской области, поэтому вопросы касались, прежде всего, передачи еще одной дороги на федеральное финансирование и ремонта внутриобластных и межмуниципальных дорог в этом году.

photo_2022-04-09_11-31-23.jpg – Николай Васильевич, на прошлой неделе было принято решение о передаче еще одной, кажется, последней из общего списка запланированных, дороги на федеральное финансирование. Какую значимость это решение имеет для Саратовской области? 

– Да, это один из самых злободневных вопросов. Вспомните, какая ситуация была 10-15 лет назад. Были времена, в том числе в Саратове, когда при ремонте дорог использовался красный кирпич. Брали кирпич и забивали его в яму. Тогда округ у меня был очень большой – более 500 тысяч избирателей, включал в себя 16 районов. В районы невозможно было ездить. Я говорю о райцентрах и, особенно, о сельских населенных пунктах. Дорог вообще не было. Было грустно от того, что заезжаешь в соседнюю область, а там другое состояние дорог и у людей другое состояние души. Возможно, мы до сих пор не полностью сознаем, насколько важным было решение Вячеслава Викторовича Володина, принятое им несколько лет назад, и какой прорыв это решение помогло сделать в ремонте дорог на несколько десятилетий вперед.

О чем я говорю? У области не хватало денег. Дорожный фонд увеличился в несколько раз – до 20 миллиардов рублей, но и этих денег все равно не хватало. На сегодняшний день дорога "Саратов-Балашов-Воронеж" на федеральном бюджете. Дорога "Саратов-Ртищево-Тамбов" на федеральном бюджете. В моем округе дорога, проходящая через Энгельсский, Советский, Федоровский, Ершовский, Дергачевский и Озинский районы и являющаяся выходом на Казахстан, была в ужаснейшем состоянии. Ее также передали на федеральный бюджет. На днях удалось передать на федеральный бюджет последнюю дорогу – "Саратов-Базарный Карабулак-Новые Бурасы-Балтай". Таким образом, все основные трассы внутри области переданы на федеральный бюджет. Что это дало? Жители региона уже почувствовали эффект, так как федеральный уровень – это совсем другое качество ремонта и содержание дороги. Это комфорт передвижения, и самое главное – безопасность граждан. При этом экономится региональный дорожный фонд. Сэкономленные средства позволяют области реализовывать в сфере ремонта и  строительства дорог другие значимые проекты. 

– О каких проектах и решении каких задач идет речь?

photo_2022-04-11_09-46-03.jpgphoto_2022-04-11_09-46-03.jpg– Вы знаете, что в прошлом году транспортный налог удалось передать в районы области. Хотя для этого пришлось убрать министра транспорта области Чурикова. Он в определенной степени препятствовал передачи транспортного налога в бюджеты районов. Одно дело, когда деньги, собираемые с граждан в виде налогов, остаются в муниципалитете, а другое, когда каждый глава приходит с протянутой рукой. Представьте себе – с Алгая идти чуть ли не на коленях и выпрашивать: «Дай мне 10 рублей на дороги!» И министр решал – дать деньги главе или не дать. Это усиливало коррупционность, мешало развитию дорог. Теперь райцентры могут ремонтировать дороги сами. Например, у меня в Дергачах, Перелюбе, Ивантеевке – там никогда дороги не ремонтировались внутри района. Теперь это стало возможным. Фактически эта проблема была решена Володиным, благодаря передаче транспортного налога в муниципалитеты.

Но и это не все.  В этом году мы планируем уйти в ремонт дорог в сельских населенных пунктах – на поселковый уровень. По инициативе Вячеслава Володина часть средств дорожного фонда региона будет передаваться муниципалитетам. Депутаты районных собраний вместе с жителями будут решать, в каком населенном пункте будут ремонтироваться дороги. Субсидии будут выделяться из расчета три тысячи рублей на жителя. 

– Но есть и другая проблема – это отсутствие дорог между районными центрами. В некоторых случаях жителям приходится объезжать несколько районов, чтобы попасть в соседний райцентр. Как с этим быть?

– Вы правы. Это еще одна приоритетная задача. У нас до сих пор нет прямого сообщения между районами. Если взять мой округ, например, Пугачевский район. Как выехать из района на трассу Озинского района? Там ведь нет прямой дороги. Жители ко мне обращаются: нужна дорога на Озинки, на федеральную трассу через Жестянку. Нет также нормальной дороги из Балакова в Духовницкий район. Дорога "Урбах-Красный Кут-Питерка-Новоузенск-Алгай" – в ужасном состоянии. Дорога "Саратов-Перелюб" – в ужасном состоянии. У нас в убитом состоянии дорога "Балаково-Ершов", а ею пользуется все Заволжье. Представьте себе жители едут с Озинок чуть ли не до Саратова, а потом едут в Балаково, Пугачев или Ивантеевку. Объезжают половину области вместо того, чтобы проехать по прямой.

Такая же ситуация по дороге между Пугачевым и Дергачами. Дорога "Перелюб-Озинки": зимой людей заносит снегом, осенью и весной в грязи они застревают. Или как с Вольска проехать в Балтайский район? Там нужна перемычка всего 10-15 километров. Но там нет нормального дорожного покрытия. Сам несколько раз попадал – чуть дождь и все – не проедешь. Теперь вопрос соединения районов мы можем решать.

– То есть получается, что решение одного вопроса – передачи дорог на федеральное финансирование, способствовало решению задачи по ремонты всех дорог?

– Да, теперь мы можем реализовать многие проекты. Сейчас остается нерешенным вопрос соединения между районами: Пугачев-Озинки, Пугачев-Ершов, Пугачев-Дергачи, Балаково-Ершов, Дергачи-Новоузенск, Пугачев-Ивантеевка. У меня неохваченными остаются две дороги – "Духовницкое-Балаково", "Перелюб-Пугачев". Это областные дороги, они разбитые. Там нет федеральных трасс. Другие связаны с федеральными трассами, и они ремонтируются. 

– Почему так долго решался вопрос передачи дорог на федеральный уровень?

– Дело в том, что при решении этих задач мы столкнулись с такой проблемой, как отсутствие проектно-сметной документации – во многих случаях ее просто не было. Кроме того оказались ликвидированными многие дорожные организации. Те, кто сейчас работает в муниципалитетах – слабые. Нам нужно найти сильные организации, должна быть конкуренция. А те, кто лопатами кладет дороги, их даже фермеры не берут. Но мало того, есть и другая проблема, когда с одного района плохого дорожника выгоняют, а другой район его поддерживает. Вот наглядный пример – тротуары. Глава Саратова Михаил Исаев выгоняет нерадивого дорожника, а Энгельс ему дает подряд. А у этого дорожника техники нет, инертных материалов нет, рабочей силы нет. Другое дело, когда работы ведутся, не совсем качественно, но здесь закон на нашей стороне – в течение трех лет дорожная организация должна отремонтировать дорогу по гарантии за свой счет. 

Считаю, что должны приходить организации и из других регионов, тогда будет конкуренция. Возможно, нужно увеличивать в условиях тендеров гарантийный срок – указывать не три, а пять лет, а, может быть, и десять. Мелкие организации не пойдут на такие условия. Возьмите и объявите, что дороги строят те, у кого есть набор определенной техники, укажите другие условия, тогда придут сильные организации, будет конкуренция, повысится качество. А получается, что пропускают своих, тех, с кем в доли. Не заносят в черный список некачественно работающие организации. В моем округе с жителями сформировали такой список из порядка 20 организаций. И что? Министерство, например, ЖКХ как-то это проанализировало и запретило этим организациям работать? Нет. А ведь контроль – за ними. А у нас как – школу строит директор, а больницу – главврач. При этом чиновники никакого отношения к этому не имеют – провели тендер и забыли. Подписывают документы, сидя в кабинете, и не зная, что и для кого подписывают. Поэтому и получается, что застраивают и сносят памятники на Улешах или авиационном заводе. У нас есть возможность в нынешних условиях санкций и ограничений сделать прорыв в своих технологиях. Но важно понять – готова ли область для решения этих задач, есть ли мощности, сильные организации и техника.

Все эти вопросы приходится контролировать и решать лично, в том числе через общественные советы, граждан. Большую роль здесь играют и СМИ, которые пишут и говорят о дорожных проблемах. И я хочу поблагодарить этих журналистов. Некоторым, правда, журналистам интересны совсем другие темы.

– Вы говорите о ситуации с информационным агентством «Взгляд-инфо» и проверке по заявлению о клевете? 

– Я сейчас не хочу говорить о «Взгляде». Там проводятся следственные действия. 

– И все-таки…

– А как вы хотели? Когда некоторые журналисты дают ложную информацию и увлекаются этим, то они должны быть готовы отвечать в рамках закона. Я сейчас говорю не обо всем коллективе издания. Но если были нарушения, то почему вы считаете, что вас не должны проверять? Вот я как депутат Госдумы сдаю декларацию раз в год, а иногда и два раза в год. Когда идут выборы, то приходится сдавать ее дополнительно. Да, меня спрашивают, подвергаюсь критике, но ничего страшного в этом нет. Тогда почему ряд изданий считает, что они могут иметь деньги на ложной информации, нанося вред и ущерб другим, и при этом не отвечать за свои действия? Это считается правдой слова или демократией?

Нет – это не демократия. Поэтому депутат Госдумы Андрей Воробьев, как мне известно, подал заявление о защите чести и достоинства. Говорят, что здесь политика. Какая политика? Ты журналистов своих корми, говори правду, тогда и не надо будет пенять на политику. Я еще раз повторю: закон для всех одинаков. Издания стали механизмом и инструментом давления в угоду своего издателя. Я вообще такие нападки, ложную информацию в СМИ, различные фейки расцениваю как действия западенцев. 

Вы сравниваете их с теми, кто убежал за границу?

- Именно так. Чем они отличаются? Да ничем! Часть уже за границу убежали. Скажите – где у нас Мальцев (Вячеслав) и его помощник? В своем округе всегда отстаиваю свою позицию, жителей Балакова. Кто против этого выступал? Якобы, это сторонники Навального (включен в список террористов и экстремистов; учрежденный им ФБК включен Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, признан экстремистской организацией и запрещен в России), которые, как говорят, сейчас сбежали в Польшу. Могу вспомнить, как меня проверяли по жалобам издания, собственник которого живет со своей дочерью за границей. А почему бы его не проверить? 

Если проводить и дальше аналогии, то, считаю, что в тех условиях, в которых находится страна, на «передовую» должны вставать все те же артисты. Идите как депутат Майданов. Он и на Донбассе поет, и в госпиталях. Знаю, что наши саратовские артисты выезжали в ростовский госпиталь. Вот это настоящие патриоты. А что сделали наши «примы»? Они за границу убежали. Может быть, они хорошо поют, но получается, что они здесь всегда зарабатывали. У нас было нашествие западенцев. Где все? Заработали и убежали? 

- Сейчас стали постепенно присваивать различным учреждениям имена героев. Ваше отношение к этой тенденции?

- Согласен с этим. Более того, почему бы не рассмотреть на уровне областной  думы закон -  всем школам присвоить имена наших героев. У нас героев достаточно – Гражданской, Великой Отечественной войны, Афганистана, Сирии, Украины. Герои будут всегда и не важно – военные они или гражданские. Люди совершают подвиги и в повседневной жизни. Но, повторюсь, поведение отдельных представителей власти и СМИ растворяют победы этих героев. Мы спустя десятилетия после Великой Победы должны отстаивать землю, на которой расположены памятники. Сейчас, например, обсуждаем вопрос, как нам защитить и благоустроить памятные места. 

- Вы предложили собрать в регионе сельхозпроизводителей и обсудить законопроект о мелиорации. Скажите в чем идея такого предложения?

- Не случайно я поднял на комитете Госдумы по аграрным вопросам тему о рассмотрении законопроекта по мелиорации с участием сельхозтоваропроизводителей. Что я имел в виду? Я предлагаю на площадке Саратовской области собрать различные организации со всей страны и обсудить, как должен работать этот закон. При этом у наших производителей, в том числе у Саратовского государственного аграрного университета, появляется возможность показать свою продукцию, например дождевальные машины, которые не уступают зарубежным аналогам. Речь идет, в том числе, об импортозамещении. Мы имеем свои достижения, почему бы о них не рассказать. У местных производителей в сфере АПК появится возможность  прорекламировать свою продукцию.

Автор Артур Авдеев