Открытку с фронта от неизвестного бойца саратовская пенсионерка Лидия Мироненко обнаружила у себя дома случайно. Разбирая вещи, оставшиеся после покойной свекрови, она наткнулась на погребенный под ворохом одежды маленький кусочек пожелтевшего от времени картона.

Находка удивила супругов, ведь ни об отправителе письма, наскоро посланного домой накануне боя, ни о его адресате - по всей видимости, жене или подруге солдата или офицера, ожидавшей возвращения любимого с Великой Отечественной войны, членам семьи ничего не было известно. Но именно это обстоятельство и подстегнуло Лидию Мироненко попытаться разыскать хотя бы родственников людей, которых трагически разлучила Великая Отечественная война. открытка
О том, как фронтовая реликвия оказалась в саратовской семье, - история умалчивает. Свекровь, в вещах которой долгие годы хранилась открытка, никогда не говорила о ней и унесла эту тайну с собой в могилу.
"После смерти свекрови мы разбирали ее сундук и наткнулись на эту открытку, - рассказала Лидия Викторовна. - Муж сначала хотел выбросить ее, но я не разрешила. И с 1976 года она у меня хранится. Мы жили тогда в Алма-Ате. И эта открытка была послана в Алма-Ату".
Через несколько лет семейство перебралось в Саратов. Именно здесь пенсионерка и задалась целью разыскать тех, кто по-настоящему обрадуется фронтовой реликвии. Правда, сделать это самостоятельно одинокая женщина, уже разменявшая девятый десяток лет, сегодня не в состоянии, поэтому и решила обратиться к помощи неравнодушных людей.
Прибывшее с полевой почтой письмо было написано в июне 1944 года на обороте финской новогодней открытки - тем сильнее изображенные на ней улыбающиеся дети контрастируют с тревожным содержанием записки.
открытка2"Здравствуй, Надя! Во-первых, сообщаю, что жив - здоров, и во-вторых, хочу спросить: почему молчишь? Надя, эту открытку пишу перед вступлением в бой. Вот сейчас должен пойти в атаку и выбить врага из населенного пункта. Что будет впереди, сказать затрудняюсь. Будь здорова, целую", - обращается к любимой женщине безымянный боец, вместо имени оставивший лишь свою подпись, которую весьма трудно разобрать.
"Не сегодня - завтра я умру, и эту открытку выбросят на мусорку, - вздыхает Лидия Викторовна. - Но кто знает: может быть еще живы родственники или даже сама эта женщина - Надежда? Все-таки на открытке указаны конкретная фамилия и конкретный адрес, есть даже номер воинской части. Я берегу ее как зеницу ока".
Для самой Лидии Викторовны День Победы - важный, одновременно скорбный и радостный праздник. Из ее родственников в страшной войне участвовали не только мужчины, но и женщины. Некоторые так и не вернулись домой...
"Мой дядя, Соболевский Владимир Михайлович, был морским пехотинцем", - вспоминает пожилая женщина. "Он пропал без вести: о его судьбе родные так ничего и не узнали. Мой отец был контр-разведчиком, служил в КГБ. У него на фронте погибла младшая сестра Лида, которая была замужем за прибалтийцем - морским офицером. Сама она работала медсестрой на военном корабле. Когда началась война, они жили в Москве, растили маленькую дочь. Но отдали ребенка в детский дом и оба ушли на фронт - девочка потом умерла. В море их корабль потопили немцы, они погибли. Как это произошло, при каких обстоятельствах умерла его родная сестра, отец так и не узнал. Тогда все обстоятельства этой трагедии были засекречены, и сколько отец ни бился, ничего выяснить так и не сумел".
Несмотря на то, что война застигла семью Лидии Викторовны в тыловом городе, о тех страшных годах женщина вспоминает с содроганием.
"Нам приходилось очень тяжело - даже несмотря на то, что мы никогда не сильно голодали, - рассказывает Мироненко. - Мы жили в казенных апартаментах, а дедушка и мама выращивали овощи на собственном огороде, так что от дефицита картошки мы не страдали. Но не было лекарств - из-за этого еще маленькими умерли мои брат и сестра. Хлеба тоже не было. В магазинчике каждый день выдавали булки из кукурузной муки - такие высокие, большие, но полые внутри как вата. Помню, мама отправляла нас, детей, за хлебом и очень просила: "Если будет довесок, не ешьте его, пожалуйста. Принесите домой, а я его на всех поровну разделю". И вот мы получали хлеб. Довески всегда были. Но нам так хотелось хлеба, что мы съедали их по дороге. Мама спрашивала, был ли довесок, но по нашим лицам, наверное, все было понятно".
В день окончания войны мужчины в семье Лидии Викторовны - муж и сын - всегда ходили на парад. Но сама она, как и многие женщины, оставалась дома.
- Я должна была приготовить к их возвращению стол со вкусной едой, - улыбается женщина, - С ними вместе приходили еще друзья, собирались все вместе за столом. И так было в каждой семье.

Автор Дмитриевская

Подпишись на наш инстаграм: в нем публикуются только самые интересные новости!