У каждого человека своя мера ценности культурного наследия. Кто-то картину оценивает по художественной и исторической ценности, а кто-то – по содержанию золота в раме. Для кого-то ценен уникальный архитектурный ансамбль, а кому-то гораздо интересней вопрос, за сколько можно «толкнуть» застройщикам землю под ним. Примерно такой разброс взглядов сложился сейчас в отношении объекта культурного наследия регионального значения – «складов Рейнеке».RTYf-Iub9n0.jpg
Полное название этого объекта в соответствующем реестре - «Ансамбль военных провиантских складов «Комплекс мучных складов Торгового Дома «Кондратий Рейнеке и сыновья» начало 1880-х – конец 1890-х годов». Внесен он в реестр еще в советские времена, с тех пор повреждение, разрушение или уничтожение, а также изменения облика памятника недопустимо, а его снос влечет за собой административную или уголовную ответственность. Кроме того, на расстоянии в 150 метров от объекта запрещено любое строительство, что очень не нравится любителям застраивать город бетонными коробками или «элитным» жильем, которое потом годами стоит незаселенным.
Помещения комплекса использовались по прямому назначению в качестве складов до недавнего времени, в том числе Минобороны, а в этом десятилетии практически не изменившийся за 120 лет складской комплекс, построенный из красного кирпича (наружные корпуса) и сруба (корпус внутри) передан региону.
Региональные чиновники такой передаче, как оказалось, не сильно обрадовались и подсчитали, что на реставрацию требуется около миллиарда рублей.
Однако Саратовский филиал ФГБУК ГМВЦ «РОСИЗО» (Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры Государственный музейно-выставочный центр; прежнее название — «Росизопропаганда» — учреждение Министерства культуры Российской Федерации, которое разрабатывает и реализует выставочные и культурно-просветительские проекты по всему миру) несколько лет в отношении использования комплекса строил прожекты один другого грандиознее. Планировалось создать там центр современного искусства, музейный квартал, сделать объектом туристического паломничества, «сделать что-то, непохожее ни на что, существующее в других регионах».108753_1437662880.jpg
Не помешал мечтать и случившийся на территории пожар, который, впрочем, мало кого удивил - в тот момент министром культуры была работавшая «с огоньком» Светлана Краснощекова, имя которой связано с пожарами в театре юного зрителя и филармонии. Мечтать не мешал, а поиск инвесторов результатов не дал; не помогло и включение в 2016 году складов в перечень объектов, в отношении которых региональным правительством планировалось заключение концессионных соглашений.
Территория казалась никому не нужной, хотя арт-мероприятия там проводились регулярно. «Современное искусство» среди руин на пепелище действительно было ни на что существующее в других регионах не похоже, хотя организаторы мероприятий и не возражали бы против более цивилизованных условий деятельности.300bdae90f0788496417198417fc540b.jpg
В сентябре 2018 года Территориальное управление Росимущества в Саратовской области провело проверку участка, на котором расположены склады, и сообщило, что объекты недвижимости на участке не используются в соответствии с видами разрешенного использования. Тут-то все и завертелось…
Объектом немедленно заинтересовалась госкомпания «Дом.РФ», которая выступает в качестве государственного агента по вовлечению в оборот и распоряжению земельными участками и объектами недвижимого имущества, которые находятся в федеральной собственности и не используются. Компания озаботилась поиском инвесторов, которые могли бы восстановить памятник по охранному обязательству, а потом использовать территорию и объекты в соответствии с законодательством.
Казалось бы, что в этом плохого? Но депутат Госдумы Николай Панков в своем телеграм-канале «Пара слов» написал об оказавшейся в его распоряжении переписке АО «ДОМ.РФ» и Саратовского филиала ФГБУК ГМВЦ «РОСИЗО» с руководством Министерства культуры Российской Федерации. И даже сканы выложил. Самым интересным моментом в переписке является упор на неиспользовании по назначению и неудовлетворительном состоянии складов, землю под которыми предполагается включить в некие предложения для правительственной комиссии по развитию ЖИЛИЩНОГО строительства.
При этом документ от АО «ДОМ.РФ» подписывал зам генерального директора Денис Филиппов, бывший глава саратовского Минстроя, который благодаря своему служебному положению наверняка «что-то знал». Это «что-то» незамедлительно раскопали журналисты некоторых интернет-сайтов, которые выяснили, что в 2014 году в собственность региона из ведения Минобороны были переданы только здания, а земля под ними осталась федеральной.
Так вот, публикуя документы, Николай Панков счел странным, что АО «Дом.РФ» заинтересовалось объектом только сейчас и задался вопросом: не хочет ли госкомпания передать участок под застройку? Для этого достаточно провести общественные слушания для получения разрешения на высотное строительство на земельном участке, который занимают склады.
После этой публикации Николай Панков удостоился внимания федеральных СМИ и Телеграм-каналов, которые очень нервно и неловко попытались обелить федеральный Минкульт и АО «ДОМ.РФ». Дошли до обвинения Панкова в том, что он мешает поиску инвесторов для реставрации, и вообще лично причастен к тому, что склады Рейнеке много лет не восстанавливаются. Вообще-то поиск инвесторов и реставрация это забота областной власти и федерального минкульта. Похоже, наступил депутат кому-то очень серьезно на хвост, лишил гешефта и столичных дельцов, и тех местных мздоимцев, на которых рассчитывали «инвесторы», приготовившиеся уже «занести» куда надо за исключение памятника архитектуры из реестра и получения разрешения на застройку.
На стремление депутата Госдумы Николая Панкова держать на контроле этот вопрос и его обращения к общественности, экспертам и ответственным структурам отреагировали не только СМИ. Администрация Саратова опровергла намерение застроить территорию провиантских складов Рейнеке, о чем заявил заместитель главы администрации Саратова по градостроительству и архитектуре Антон Корнеев.
Проверку информации о нарушении законодательства по сохранению объектов культурного наследия в связи с возможной застройкой территории складов Рейнеке инициировали Управление по охране объектов культурного наследия Саратовской области совместно с областной прокуратурой
Высказалась и сама компания «ДОМ.РФ», заявив о том, что ничего плохого не замышляла, ничего сносить и перепродавать не будет, а всего лишь собирается организовать привлечение инвестора для восстановления объекта в строгом соответствии с его охранным обязательством. Как будто и не было переписки. Отмолчалось, однако, областное министерство культуры, проигнорировав встречу Николая Панкова с журналистами и общественностью на территории складов.
«Был на складах Рейнеке. Не думал, что столько блогеров и общественников придут поддержать мою позицию. Спасибо им. Минкульт области никого не прислал, тяжело нашим жителям с таким министерством. Даже не обозначил свою позицию. Может в доле? Дом перекрывает СМИ, платит им бабосы. Это хорошо, что наши журналисты заработают. Если на кону деньги, значит, помыслы их были нечисты», - написал по этому поводу Николай Панков.
Впрочем, некоторые ответные возражения депутату на его подозрения показались смехотворными даже тем СМИ, которые ранее не были замечены в симпатиях к власти и лично к парламентарию. Уж наши-то сограждане знают, как проводятся общественные слушания и что творится с градоустройством «по многочисленным просьбам трудящихся». Охранный статус складов не помешает правообладателю земли пустить участок под застройку. Для этого нужно пригласить правильных экспертов и щедро их простимулировать, чтобы добиться признания зданий аварийными и представляющими угрозу для безопасности граждан. Судя по тому, в каком состоянии здания сейчас, региональные чиновники делают все, чтобы экспертам было легче работать.
К тому же называть склады заброшенными неверно. Как сказали по этому поводу комментаторы на саратовских сайтах, «заброшенные - это территория заводов в Ленинском районе, где собаки бегают». А территория складов после всех пожаров расчищена, мероприятия проходят регулярно, проведен отдельный конкурс на реконструкцию и благоустройство комплекса. Так что шкурный интерес дельцов к земельному участку очевиден.
«Много земельных участков в свое время были розданы за взятки. Кто-то из этой цепочки уже арестован, а кому-то пока только начинают задавать вопросы. В связи с этим, считаю, важно уточнить. Подписывал ли кто-то разрешение на эти исторические участки? Известно ли в Москве, что в Саратове переизбыток жилья, и у людей нет средств его приобрести? Зачем еще увеличивать количество пустующих высоток? Считаю, специалисты должны понимать разницу между развитием жилищного сектора и ущербом историческому наследию. В любом регионе – в Саратове, Тамбове, Пензе, Волгограде... Вместе с историками и общественными организациями проверим указанные адреса по улице Горького с 16 участками и Рабочему переулку с 2 адресами. Считаю, нужно сделать все, чтобы сохранить исторический объект. А если можно использовать какие-то участки в центре города, то правильней передать их саратовским строителям для решения проблем обманутых дольщиков», - пишет по этому поводу в своем Телеграм-канале Николай Панков.
Стоит отдельно сказать о шумихах вокруг любого объекта культурного наследия, на реставрацию которого требуются деньги. Инвесторы всегда найдутся, и это необязательно должны быть потомки саратовских мукомолов, кстати, люди не очень богатые.
Некоторое время назад Саратов посетил потомок известного рода Рейнеке Вольдемар Герлер вместе со своей супругой Эвелин. Супруги оказались огорчены историей вокруг пожара на складах Рейнеке и фиаско инициативы о создании «музейного квартала».
- Мы радуемся тому, что осталось. Если бы у нас были деньги, мы бы с удовольствием поучаствовали в сохранении наследия, - сказала Эвелин журналистам.
Увы, потомки мукомолов не знают, что деньги требуются не только на реконструкцию, но и на вход в регион. Тот самый вопрос «входа на рынок» оставил Саратов без, например, «Икеи».
Вспоминается частично забавная, но в целом грустная история, произошедшая с неким зарубежным меценатом, представителем известного в свое время дворянского рода. В начале века он узнал, что их родовая семейная усадьба в одном российском городе еще цела, хотя и нуждается в реконструкции. А там как раз «в лихие 90-е» городской дом пионеров отдали под офисный центр. Решил граф дать детям усадьбу, вложившись в ее восстановление и оборудование современной мебелью, мультимедийной техникой. Местные власти обрадовались, создали фонд и объявили сбор денег. Даже сумму обозначили. Но граф не будь дурак, да и заказал втайне разным строительным организациям рассчитать смету. Даже самая жадная строительная фирма запросила за реконструкцию и оборудование в 50 раз меньше той, которую назвали власти.
Более того, графу стали поступать недвусмысленные предложения «занести» некие суммы в определенные региональные кабинеты, чтобы его представителям разрешили работать по реставрации усадьбы.
«Узнаю тебя, Русь!», сказал, видимо, граф, и уехал…
Впрочем, что нам до далеких губерний, когда в Саратовской стоимость установки мемориальной доски на один из саратовских объектов культурного наследия росла в буквальном смысле на глазах.
В таких условиях ждать инвесторов бессмысленно, и становится понятным, почему буксуют работы по восстановлению зданий складов.
Уместно также задаться вопросом: почему важно сохранять исторический облик города и что делать с объектами культурного наследия – зданиями, на восстановление и содержание которых у государства нет и не будет денег.
Попытаемся сказать об этом на языке бизнеса.
Память дорога не только с культурной точки зрения. Память, наследие можно монетизировать, и это будет гораздо выгодней и дольше, чем разовая продажа земли.
Во-первых, если уж говорить о туристической привлекательности, то офисные коробки из стекла и бетона, да высотные «скворечники» есть в каждом городе, а туристов можно и нужно привлекать «изюминкой», каковой вполне могут стать здания-архитектурные памятники в центре города.
Во-вторых, в развитых странах, да и в России в Санкт-Петербурге культурное наследие превращается в элитное жилье, что обогащает и инвесторов, и городской бюджет. На деньги, которые состоятельные люди готовы заплатить, чтобы жить в элитном особняке в центре города, можно расселить жителей нынешних развалин и превратить развалины в ту самую элитную недвижимость. Кроме того, сама идея превращать здания-объекты культурного наследия в доходные дома вполне здравая.
В-третьих, на том же комплексе зданий складов Рейнека, как и других комплексах, можно зарабатывать, предоставляя их в качестве выставочных площадок (как тут не вспомнить известное выставочное агентство, которое больше 20 лет мыкается то по спорткомплексам, то по городским площадям, явно не предназначенным для выставок)
На всем этом городу и региону можно и нужно зарабатывать.
Городу и региону. А не городским региональным чиновникам.
Почувствуйте разницу.
...
Подпишись на наш инстаграм: в нем публикуются только самые интересные новости!