Журналисты «Саратов 24» выяснили, почему бизнес по продаже крышек люков непотопляемый.

Эксклюзивной информацией с репортерами поделился один из работников пунктов приема металла. металлоломАлексей (мужчина попросил остаться инкогнито — прим. ред) рассказал, что бороться с воровством крышек могли бы на заводах, куда доставляют металл. Но там, по его словам, за определенную плату можно даже землю продать: «Я могу сразу сказать, деньги берут все. Особенно, завод. На «Северстали» у них как, раньше, допустим, стоял мастер и кто на тракторе. Подходишь к мастеру и говоришь: "Слушай, пять тонн просто земли, вот пять тысяч рублей. Не проблема". Он: "Эй, Вась, давай, все отлично". Всё, Вася землю выгрузил, все отлично. 15 тонн металла, 5 тонн земли, 20 тонн металла по цене 16 рублей. 92 тысячи у меня в кармане остались. Какие там люки? Там рельсы, люки, что только не вылетает, поверь. Даже баллоны ацетилена. На заводе во Фролово (Волгоградская область — прим. ред) ещё круче можно всё продать. Раньше, по крайней мере, было. Сейчас не знаю. Но, думаю, ничего не поменялось, там колхоз. Мы туда завозим, они — сами работники — там разбирают этот металл, что-то находят для себя и с нами вывезут через охрану за определенные отношения. Потому что я ему, допустим, что-то вывезу сейчас, то есть, помогу, а потом скажу, слушай, у меня там некондиция в машине, давай сделаем вот так вот, и он поможет», - поделился в интервью с журналистами работник пункта приема металла.
Алексей также поделился информацией, как сам принимает чермет:
- (Алексей) Кто их тащит сюда? Там, мама дорогая, он сам себя еле тащит, а он прет этот расколотый люк сюда. Мне уже неинтересно, где он все это взял. Понимаешь, но он расколотый. Расколотый я могу взять. Целый, понятно, я не возьму.
- (Журналист) Расколотый тоже по закону нельзя. 
- (Алексей) Смотри, я объясняю ситуацию. Люки идут номерные. Вот у него, либо здесь, либо здесь, есть номер порядковый. Он его вот так вот колит на четыре части, соответственно. Он может мне два люка принести. Но ты же два люка одинаково не расколешь, соответственно. Номера уже совпадать не будут. Даже я им сразу могу объяснить: мне номерная часть вообще здесь не нужна. Безномерную я ещё может быть, да, возьму. Он может сегодня одну часть привезти, завтра другую — я чё, его, как пазл буду собирать? У некоторых люки проскакивают целиком. И на заводе — я четыре с половиной года возил, всё проскакивает за определенную сумму денег. Да, я могу вызвать полицию. Ну, это опять же нам тоже не выгодно. Почему? Перестанут таскать нам. Стараемся иногда как бы тоже, если есть че, кусочек незначительный чего-нибудь, то он прокатит. Так везде работают. Потому что на одних холодильниках ты вот эту машину не загрузишь — 25 тонн». 
Журналисты также связались с представителями завода «Северсталь» и выяснили, как там следят за тем, чтобы не допустить проникновения крышки колодца на завод. На вопросы репортеров ответил начальник производственной площадки Дмитрий Гордеев
- У нас есть персонал, который следит за отгрузкой автомобилей. Этого мы не допускаем, такой металл мы не берем
- (журналист) Представьте, одну крышку люка, её раздробили на части, среди другого металла её запрятали, привезли не знаю сколько тонн, она просто даже затеряется
- Ну, мы не сталкивались с таким
- (журналист) Ну, Вы же можете допустить, что кто-то просмотрел?
- У нас ведется работа с поставщиками металлолома, чтобы такого металлолома не было
- (журналист) А в чем заключается эта работа?
-У нас есть ГОСТы, где все прописано. 
- (журналист) Я понимаю, но как Вы можете гарантировать, что среди этого лома крышка раздробленная не затеряется просто?
- Даже не знаю, как это прокомментировать...

Автор Мария Смирнова

Подпишись на наш инстаграм: в нем публикуются только самые интересные новости!